2017-09-25

Исследование приемов, с помощью которых провоцируется паника среди инвесторов

ПРАКТИКА БИРЖЕВЫХ СПЕКУЛЯЦИЙ
>> А.Китайгородский "Невероятно - не факт!" >> А.Элдер "Основы биржевой торговли" >> Биржевая игра и психология >> Основные понятия >> Форекс для начинающих >> Библиография (англ.) >> Библиография (рус.) >> Нидерхоффер, "Практика биржевых спекуляций" >> >> История Форекса
Партнёрские ссылки:

История критика

 

Во время интервью 25 июля 2001 года Абельсон сказал Лорел, что его подход к рынку - скептический. «Вот тот вклад, который я внес в финансовый журнализм, - сказал он. - В этой сфере нужен был критик». Не умаляя значение скептицизма для финансовой журналистики и достойного вклада в это дело Абельсона, мы хотели бы показать различие между скептицизмом и безжалостным очернительством.

Лорел интервьюировала Абельсона в офисе Barron's во Всемирном торговом центре, расположенном в нижнем Манхэттене. Всего через два месяца террористы разрушили башни-близнецы Всемирного торгового центра и вынудили Barron's и его дочернюю компанию Dow Jones & Со покинуть офис по адресу: Либерти-стрит, 200 и перебраться в Нью-Джерси. Но в день интервью нижний Манхэттен выглядел центром финансового мира. В гавани стояло множество частных яхт, и в зеркальных окнах зданий отражалось солнце.

Абельсон встретил нас у лифта, чтобы проводить в свой офис. Невысокий и элегантный, он был одет в бело-голубую рубашку, бежевые брюки-слаксы, на нем был галстук в яркую клетку. Его офис нельзя было назвать большим, но он его ни с кем не делил, а из окна открывался отличный вид на реку. У одной стены стояли книжные полки, на письменном столе - два компьютера, и, кроме двух кактусов, в комнате не было других растений. Мы уселись у небольшого стола.

Абельсон сказал, что не планировал стать финансовым журналистом. Он родился 12 октября 1925 года в Нью-Йорке, окончил среднюю школу Townsend Harris и получил диплом по английскому языку и химии в New York City College. Магистерскую степень по литературе и журналистике он получил в Writers' Workshop Университета Айовы.

Вернувшись в Нью-Йорк, он начал работать курьером в New York Journal American, принадлежавшей газетному магнату Херсту, которая, как и многие другие, уже не существует. Через некоторое время Абельсон становится репортером отдела бизнеса в этой газете, а в 1956 году начинает работать «репортером для любых заданий» Barron's.

В Barron's ему пришлось редактировать статьи об инвестициях, что, как он сказал, «было интересно, потому что я ничего о них не знал». Чтобы разобраться, он от корки до корки изучил учебник по финансовому рынку. Остальные знания по этому предмету он приобрел, интервьюируя экспертов и изучая архивы Комиссии по ценным бумагам и биржам в период работы репортером.

Он вырабатывал своей журналистский стиль - жесткий, скептический, используя пример нефинансовой журналистики. «До 60-х никто не критиковал то, что происходит на рынке ценных бумаг», - вспоминал он. Пресс-релизы и выступления руководителей финансовых корпораций просто перепечатывались безо всяких критических комментариев. Лучшие репортажи, такие как статья Иды Тарбел о Джоне Д. Рокфеллере и его корпорации Standard Oil Trust, писались не финансовыми журналистами, а репортерами широкой специализации.

«На Уолл-стрит такое засилье "быков", - сказал Абельсон. - Брокерские фирмы распространяют целые тонны материалов, компании выпускают пресс-релизы - и все это с "бычьих" позиций. Я не считаю, что скептический комментарий ставит под угрозу благосостояние страны. Я думаю, это то, что должны делать журналисты».

В 1966 году Роберт Блайберг, главный редактор Barron's, предложил Абельсону написать обзорную колонку. Финансовые спекуляции тех лет были просто неистовыми. На рынке действовала масса ярких личностей. И Абельсону порой казалось, что ситуация сложилась как по заказу.

Тем не менее, как Абельсон сказал нам, он принял предложение с неохотой. «Колонка-обозрение всегда была для меня дополнительной работой, - говорил он. - Я уже был заместителем главного редактора и руководил несколькими отделами. Это было моей основной задачей тем более что у нас всегда не хватало сотрудников».

Лорел заметила на книжной полке два экземпляра книги Питера Бернстайна Against the Gods: The Remarkabk Story of Risk (Бунт против богов: замечательная история риска) - одну из самых увлекательных книг по статистике из когда-либо изданных. Она указала на них Абельсону и спросила, изучал ли он когда-либо математическую статистику. Ответ был отрицательным. «Статистика часто только вредит журналисту, - сказал он. - Ею легко увлечься, как головоломками или кроссвордами. Люди любят делать статистические сравнения, но результат в итоге - нулевой». Он добавил, что не читает и книги по финансам.

Он также не владеет акциями, чтобы избежать обвинений в предвзятости и судебных исков - неизбежного риска в работе финансовых журналистов. К счастью, компания Dow Jones большую часть его карьеры предоставляла ему щедрый план участия в прибылях.

Лорел спросила Абельсона, действительно ли его настроения за все время доминирования «бычьего» рынка были «медвежьими». «Некоторые люди думают, что я вообще всю жизнь был "медведем"», - ответил он.

Сомневался ли он когда-нибудь в том, что писал, было ли ему неудобно за свои рекомендации?

«Разве можно быть всегда правым? - сказал он с великодушным смирением человека, который был не прав почти всегда. - Я никогда не сомневался в том, что писал, иначе не стал бы это писать. Я не могу сказать, что когда-нибудь стыдился чего-то, что сделал».

Нужно отметить, что Абельсон - не единственный среди журналистов, десятилетиями занимавших «медвежьи» позиции.

Однако большинство таких журналистов были вытеснены во второстепенные выпуски новостей, которые выходят в ночных телепрограммах, или могут пользоваться только прямыми почтовыми рассылками для пропаганды своих взглядов. А поскольку ошибочность их рекомендаций и взглядов настолько очевидна, то здравомыслящие читатели их игнорируют. Можно вспомнить Ховарда Раффа, который в 70-х годах предсказывал, что унция золота со временем будет стоить 1000 долл. На самом деле сейчас она стоит 279 долл., что гораздо меньше 850 долл., которые платили за унцию золота в январе 1980 года. Самым странным и необычным в обзорах Абельсона было то, что они появлялись в одном из самых уважаемых финансовых изданий мира. Это примерно то же самое, как если бы Американская медицинская ассоциация или New England Journal of Medicine рекомендовали нам не выходить на улицу, потому что мы неминуемо погибнем от удушья из-за загрязнения воздуха. Как показали психологи Карл Ховланд и Херберт Келман, люди меняют свое поведение под воздействием вызывающего доверие источника информации значительно больше, чем под влиянием не вызывающего доверия. Когда мы пытались понять механизм такого длительного влияния Абельсона, изучение когнитивного диссонанса привело нас к другим открытиям социальных психологов и вызвало интерес к литературе о религиозных культах.